Журнал для руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий. Издается с 1997 года


Fertagon

Vitomek

Фармакс

 

Подписка на обновления

Корма и кормовые добавки

Обзор рынка: кормовые аминокислоты 06.10.2014

Обзор рынка: кормовые аминокислоты

Традиционно наиболее востребованными на российском агрорынке незаменимыми аминокислотами являются лизин, метионин и треонин. Небольшую долю рынка занимает триптофан — аминокислота, которой чаще всего балансируют рационы для свиней (для них триптофан наравне с треонином является второй лимитирующей аминокислотой).

В данном обзоре аминокислоты рассматриваются только в качестве монопродуктов. Однако для понимания реальной ёмкости рынка следует помнить, что аминокислоты попадают в РФ также в составе премиксов и БВМД. Поэтому фактическая емкость рынка аминокислот на порядок выше, чем объем ввозимых монопродуктов.

image001.png 

image003.png

Рис. 1. Ориентировочное распределение рынка аминокислот между отдельными аминокислотами в РФ (общий; импорт) за 2013 г.

В целом для свиней аминокислотой номер один является лизин, для птиц — метионин (лизин для них является второй лимитирующей аминокислотой). В последнее время наметилась нестойкая тенденция к формированию спроса на другие аминокислоты, которые в чистом виде на российском рынке почти не представлены, в частности на аргинин и валин. Фактически они уже появляются на рынке РФ в качестве монопродуктов: к примеру, в 2013 г. было ввезено 43 тонны валина, а за период январь–май 2014 г. — 53,5 тонны.

Лизин китайский, русский и русско-китайский

Сегодня в РФ не производят лизин — пока не производят. При этом 70% импортного лизина поступает к нам из Китая. Ещё пять–шесть лет назад словосочетание «китайский лизин» вызывало у многих потребителей недоверие, а кое у кого даже предубеждение. На сегодняшний день можно сказать, что психологические барьеры на пути к потребителю китайским производителям лизина удалось успешно преодолеть. И если раньше на слуху было не больше пары китайских названий (например Golden Corn), то сегодня китайских производителей, которые регулярно поставляют лизин на российский рынок в больших количествах, наберется добрый десяток.

Если до последнего времени единственным местным представителем аминокислотного бизнеса в РФ был «Волжский оргсинтез», то уже в нынешнем году ситуация должна измениться. Главным событием года должен стать запуск завода по производству сульфата лизина в Белгородской области, построенного на базе «Премиксного завода № 1». Всё лето на заводе идут пусконаладочные работы, а лаборатория проверяет качество экспериментальных партий лизина; до запуска производства остаются считанные дни. Завод вполне в состоянии потеснить импорт — уже сегодня большинство животноводов Белгородской и некоторых близлежащих областей заменяют в используемых кормах моногидрохлорид лизина на сульфат. Так что, запустившись, завод будет обеспечен заказами.

Ещё одной интересной новостью стало известие о планах одного из китайских производителей построить завод по производству лизина… в Крыму. Достигнуто предварительное соглашение о строительстве завода мощностью до 100 тыс. тонн лизина в год в Джанкойском районе Крыма. Если проект будет реализован, у России появится реальная возможность не только перейти на самообеспечение лизином, но и стать его экспортёром.

Впрочем, несколько громких заявлений в своё время уже делалось по поводу строительства заводов лизина в Чувашии, в Ростовской и Омской областях, однако новостей об их cкором запуске пока не слышно; хотя, например, потенциальный чувашский конкурент белгородских производителей, ЗАО «ЧувашАгроБио», основным видом экономической деятельности указывает «производство кормового микробиологического белка, премиксов, кормовых витаминов, антибиотиков, аминокислот и ферментов». По последним сведениям, проект строительства производства лизина с плановой мощностью до 40 тыс. тонн в год перенесен в г. Канаш, а запуск назначен на 2016 г. Как говорится, следите за новостями.

В Тюменской области (г. Ишим) ведет строительство завода по производству лизина агрохолдинг «Юбилейный». Согласно плану строительства, запуск завода намечен на начало 2016 г.

Ещё один громкий проект планирует осуществить в Волгодонске компания известного предпринимателя В. Варшавского «ДонБиоТех», которая в июле получила первый транш в рамках кредитной линии, открытой «Россельхозбанком», являющимся фактически совладельцем проекта. В планах — завод, способный выпускать до 100 тыс. тонн лизина. Об этом проекте В. Варшавский говорит уже с 2010 г., а с 2011 г. его планы разделяет компания Evonik Industries, владеющая почти 50% «ДонБиоТеха» и готовая поделиться с новым заводом своей технологией и брендом Biolys. Городские власти дали проекту «зеленую дорогу» по всем направлениям; запуск ожидается во второй половине 2016 г.

Какой из проектов станет вторым после белгородского, покажет время — возможно, уже ближайшее.

Кстати, китайские производители вполне отдают себе отчет в том, что ситуация на рынке РФ может в скором времени кардинально перемениться и доля импортёров будет неминуемо уменьшаться под давлением местного производства, а то и вообще Россия превратится в экспортера лизина. И потому китайские производители не стоят на месте — они идут дальше на запад, медленно, но верно осваивая европейские рынки. Кроме того, многие крупные производства расширяют ассортимент, совершенствуют используемые технологии и выводят на рынок всё более сложные продукты. Например, на сентябрьской выставке VIV China несколько китайских производителей лизина представили своим партнёрам ряд новинок, в частности защищённый лизин для жвачных, который выдерживает воздействие рубца.

Накануне импортозамещения

А пока российские заводы по производству лизина пусконалаживаются или находятся в стадии бизнес-проектов, продуктивные и непродуктивные животные в РФ растут на импортном лизине, в основном на китайском, реже на индонезийском или корейском. В отдельных случаях — на лизине, ввезённом из других стран (рис. 2). На сегодня официальный объем импорта лизина оценивается в 70–72 тыс. тонн ежегодно (рис. 3).

image005.png

Рис. 2. Основные страны — импортеры лизина в РФ

image007.png

Рис. 3. Динамика роста объемов импорта лизина

Среди иностранных компаний наибольшие доли импорта принадлежат китайским компаниям. Бесспорным лидером в этом направлении на сегодняшний день является компания Ningxia Eppen Biotech Co., Ltd.; также значительные объемы поставляют Changchun Bio-Chem Technology, Golden Corn Lysine Factory, Langfang Meihua Bio-technology, Hua Xing Enterprises (трейдер), BBCA Biochemical и другие. Крупнейшим поставщиком лизина из Индонезии является компания CJ CheilJedang. Среди корейских производителей выделяется PKIC (Paik Kwang Industrial Co., Ltd.), поставляющий лизин торговой марки «Севон» как напрямую, так и через крупных трейдеров.


image009.png

Рис. 4. Пять основных стран — импортёров лизина

Среди импортеров также фигурирует американская компания ADM (Archer Daniels Midland), некогда лидер лизинового рынка в РФ, которая уступила пальму первенства товарам с востока. Ввозит лизин в РФ и Ajinomoto Group.

Важно отметить, что данные диаграммы отражают только ситуацию с официальным импортом. К сожалению, лизин до сих пор является одной из позиций, представляющих интерес для «серых» импортёров, особенно в свете летне-осеннего повышения цен заводами-производителями в Китае. Впрочем, объем «серого» импорта в потоке входящего в страну лизина не настолько велик и в целом не превышает 10% (по отдельным оценкам — 20–22%). Особенностью «серого» лизина является то, что при средней цене ввозимого лизина 1,3–1,5 USD/кг отдельные компании умудряются растамаживать этот продукт по 0,61–0,91 USD/кг. Есть надежда, что с запуском местного производства у потребителей появится гораздо больше возможностей легального приобретения доступного по цене лизина.

Сегодня в РФ широко используется не только лизин моногидрохлорид (HCL) с содержанием лизина 98,5–99%, в котором содержание L-лизина (2,6-диаминогексановой кислоты) составляет 78–79%, но и сульфат лизина 65%-ный, в котором содержится не менее 51% L-лизина. Есть и 70%-ный сульфат лизина, в котором чистого лизина 55%.

Самым известным брендом сульфата лизина когда-то был «Биолиз», производимый компанией «Эвоник» — содержание L-лизина в нем составляет 50,4% (сегодня этот продукт в ассортименте российского подразделения «Эвоник Химия» отсутствует). Остальные марки сульфата лизина в основном не брендированы, и потребитель различает их лишь по названию производителей.

На моей памяти была попытка создать «бренд» из сульфата лизина — это был продукт производства компании CJ (Liaocheng) Biotech Co., Ltd. Один из игроков рынка пытался вывести его на рынок под маркой «Лизин Плюс», намекая на уникальность продукта и более высокое содержание в нем L-лизина — до 55%. Впрочем, бренд не прижился: рынку традиционно более привычно называть неуникальные товары по их действующему веществу.

Трейдеры и потребители лизина

Главными клиентами лизинового рынка являются прежде всего агрохолдинги — производители комбикормов, комбикормовые заводы, крупные животноводческие предприятия, премиксёры и трейдеры, которые ввозят аминокислоты для дальнейшей продажи на рынке. Некоторые импортёры объединяют в своём лице и производителей, и трейдеров, завозя лизин как для собственного производства, так и для продажи. Безусловным лидером в этой категории является компания «Коудайс МКорма», которая закупает лизин как для своего производства (завод «Де Хёс» в г. Лакинске) так и для свободной продажи на рынке (рис. 5). Отдельно стоит упомянуть компанию «Арника-Холдинг» (Владивосток), являющуюся крупнейшим импортёром лизина на Дальнем Востоке.


image011.png

Рис. 5. Крупные импортеры лизина в РФ

Среди крупных трейдеров, которые как являются, так и не являются прямыми импортерами, можно назвать компании «Аминокорм», «Агриколь», «Трионис», «Агророс» (Екатеринбург), «Агрокорм» (Новосибирск), «Нефтегазхимкомплект», «Региональная компания» (Белгород), «Еврофид», «Белкорм» (Белгород), «Витасоль» (Боровск), «Юниагро» и другие.

За текущий год несколько изменилась структура рынка — кто-то из игроков сместил акценты на другие товарные группы, кто-то, наоборот, добавил в своё товарное портфолио отсутствовавшие там ранее аминокислоты. Из свежих примеров можно упомянуть компанию «Содружество», которая поставила точку на импорте лизина весной текущего года, перераспределив высвободившиеся средства в адрес более высокомаржинальных групп сырья. В то же время компания «Агро-премикс», ранее известная российскому рынку как поставщик премиксов из Венгрии, становится заметным игроком на рынке аминокислот, пополнив свою торговую линейку рядом монопродуктов, включая лизин.

Многие из потребителей лизина за последние годы перешли некий внутренний рубикон потребления, после которого сочли необходимым перейти с закупок на внутреннем рынке на прямые поставки лизина от производителей (например птицефабрика «Северная»). Эта тенденция могла бы стать действительно широкомасштабной, не настаивай китайские производители так упорно на предоплате. Пока игроки внутреннего рынка дают хорошие отсрочки, для многих компаний это останется решающим фактором принятия решения о закупках.

Цены на лизин достаточно волатильны и подвержены влиянию многих факторов, главными из которых можно назвать колебания цен на сырьё и изменения в соотношении спроса/предложения. Повышение цен, которое ощутили потребители лизина летом–осенью текущего года, вызвано в основном именно этими факторами. Европейские цены тоже отражают общие тенденции: в III квартале 2014 г. цена на лизин колебалась в пределах 1,25–1,3 евро/кг, в IV квартале выросла — 1,3–1,5 евро/кг (что примерно соответствует 63–73 руб./кг — без пошлины и НДС).

Метионин           

Лидерские позиции на рынке метионина в РФ традиционно удерживает его единственный российский производитель ООО «Волжский оргсинтез»; однако монополистом завод назвать нельзя, поскольку предприятие не обеспечивает потребности российского рынка полностью — и это не всегда благоприятно сказывается на рыночной ситуации. Примером тому может служить свежий взлёт цен на метионин (со 165 руб./кг цена подскочила до 200–215 руб./кг, а в ряде регионов и выше) и его дефицит.

Без особых потерь из этого коллапса удалось выйти разве что тем, у кого были долгосрочные контракты с Evonik и «Волжским оргсинтезом». Впрочем, для РФ практика долгосрочных контактов на рынке аминокислот является несвойственной, поскольку большинство потребителей привыкли делать закупки «по потребности», стараясь выгадать в цене и оптимизировать запасы. Как заметил гендиректор компании «Адиссео Евразия» Д. Грачев в своем недавнем интервью порталу «СояНьюс», в этом есть определенный плюс для потребителя, мол, «ты никому и ничем не обязан». Однако, как это часто бывает, чем больше плюс, тем выше риск.

Увы, импорту метионина в РФ не удалось достичь того многообразия источников, которое свойственно ситуации с лизином, и потому большинство потребителей понесли значительные финансовые потери в погоне за «свободным объемом» метионина в период роста цены.

ООО «Волжский оргсинтез» производит 26 тыс. тонн метионина в год, что почти эквивалентно потребности российского рынка в этой аминокислоте (по данным 2013 г., она оценивается в 31–33 тыс. тонн ориентировочно). Однако четверть производимого в г. Волжский объёма идёт на экспорт (включая страны СНГ). В итоге практически половина потребности рынка в РФ удовлетворяется за счёт импорта.


image013.png
image015.png

Рис. 6. Динамика распределения рынка метионина в 2013–2014 гг.

Из пяти экспортёров с мировым именем, которые раньше перманентно либо периодически ввозили метионин на российский рынок (Adisseo, Evonik, DSM, Sumitomo, Novus), сегодня более-менее стабильно ввозят метионин для открытой продажи на рынке только три (DSM ввозит метионин исключительно для нужд собственного производства в РФ); при этом Adisseo сократила объёмы импорта весной этого года. Компания Sumitomo Chemical, которая выпускает как DL-метионин, так и его жидкий аналог LMA, сегодня ориентирована исключительно на мировой рынок метионина и российским рынком с 2012 г. не интересуется, хотя и поставляет небольшие количества, например, в Казахстан. Российская регистрация японского метионина истекла еще летом текущего года.

Что касается объемов продаж метионина компанией Evonik, в РФ они распределяются в первую очередь между клиентами, имеющими долгосрочные контракты, а продажа свободных спотовых объемов регулируется внутренней стратегией компании. Ещё в прошлом году в интервью газете «Коммерсант» член совета директоров Evonik Industries AG Томас Вессель сказал: «Мы вкладываем значительные средства в расширение нашего присутствия на развивающихся рынках, особенно в Азии и в Южной Америке». Вероятно, поэтому в нехватке метионина, с которой столкнулись российские потребители летом, многие склонны винить именно развивающиеся рынки.

Впрочем, официальные представители компании Evonik информацию о перераспределении объемов не подтверждают. Да и статистика импорта за январь–май 2014 г. подтверждает снижение объемов ввоза только компанией Adisseo. Что ж, возможно никакого дефицита метионина в РФ и не было — просто игроки «подтянули» цену до европейского уровня, создав искусственный ажиотаж.

Действительно, определенная нехватка метионина в последнее время ощущается во всем мире (специалисты связывают это с дефицитом сырья), и на фоне этой нехватки ещё летом цена метионина в РФ выглядела чуть ли не демпинговой. Собственно, по утверждению специалистов, она таковой и являлась в сравнении с мировыми ценами. Например, в ЕС контракты начала IV квартала 2014 г. заключались в среднем от 3,3 евро/кг (если добавить к этой цене транспортировку в РФ, пошлину и НДС, то выйдет не меньше 200 руб./кг). Будем надеяться, что запуск завода Evonik в Сингапуре отчасти поможет снять остроту ситуации в мировом масштабе, что благоприятно скажется и на российском рынке.

Кстати, «Волжский оргсинтез» заявляет, что будет стараться переориентировать часть товарных потоков, идущих на импорт, на нужды отечественных потребителей. Будет справедливо отметить, что у компании достаточно гибкая экспортная политика. Если несколько лет назад «Волжский Оргсинтез» импортировал до 40% своей продукции, то в текущем году, например, импорт в страны дальнего зарубежья не превышает 15%. Как говорят внутренние источники, основной причиной экспорта является не погоня за финансовыми результатами, а необходимость реализовать объем продукции, который «выдавлен из РФ вследствие конкурентной борьбы».

Кстати, в свете сегодняшней геополитический ситуации в мире, которая неизбежно приводит к серьёзным переменам в сфере экономики, «Волжскому оргсинтезу» стоит подумать об увеличении производственной мощности и новой стратегии полного обеспечения российского потребителя метионином. Думаю, это могло бы стать проектом, на который охотно выделит средства госбюджет, если проникнется его значимостью для отечественного производства. Тем более что рынок метионина как монопродукта стабильно растёт и уже в текущем году вполне может достичь объема 34–35 тыс. тонн.

 Гидроксианалоги метионина

Сегодня на российском рынке представлено несколько коммерческих источников жидких и сухих форм гидроксианалогов метионина (МГА, МНА, DL-2-гидрокси-4- метилтиобутановая кислота, или HMTB в международной номенклатуре). Для них в августе–сентябре текущего года сложилась благоприятная рыночная ситуация. Из производителей на российском рынке присутствуют «Адиссео» и «Новус». У «Адиссео» помимо Родимета NP 99 — т.е. непосредственно DL-метионина 99%-ного — есть ещё два продукта, которые представляют собой аналоги. Прежде всего это жидкий гидроксианалог Родимет AT 88 и сухой гидроксианалог Родимет С 84.

Американская компания «Новус», в начале этого года отметившая тридцатилетие первой отгрузки Алимета (жидкого 88%-ного гидроксианалога метионина), давно заняла свою нишу на российском рынке и медленно, но верно расширяет своё присутствие в РФ, что отражает глобальную тенденцию компании к росту (причем и с сухой формой гидроксианалога (MNA) тоже). Как заметил на праздновании юбилея президент подразделения метионина компании «Новус» Джефф Клопфенштайн, «если за весь первый год работы мы произвели 12 тыс. тонн, то сегодня мы можем произвести этот объем за считанные дни».

По утверждениям некоторых специалистов, продающих DL-метионин, гидроксианалоги метионина (в т.ч. в форме соли Са2+), не являются аминокислотой в строго химическом смысле. Однако рост цен и дефицит метионина, всколыхнувший рынок и заставивший нуждающихся искать источники незаменимой аминокислоты, повысили востребованность аналогов и привлекли к ним дополнительный интерес рынка.

Впрочем, о «химических смыслах» гидроксианалогов пусть спорят кандидаты наук. Для практиков главное — понимание реального показателя биодоступности аналогов при составлении рационов. Ещё одним ключевым моментом является то, что важнейшее условие использования гидроксианалогов в жидкой форме — это наличие специального оборудования для ввода жидких добавок в корма. Да, большинство компаний, продвигающих жидкие добавки, в свой сервисный портфель включают бесплатную (в основном) установку такого оборудования — в обмен на долгосрочные контракты. Однако в период внезапного дефицита перейти на жидкие аналоги тем, кто таким оборудованием заранее не обзавелся, практически нереально. Это всё равно, что за один день перевести машину с бензина на газ: по щелчку пальцев такие перемены не происходят.

Треонин

Рынок треонина можно сравнить с рынком лизина, потому что он зачастую дублирует те же тенденции. Основная масса производителей, присутствующих на российском рынке, представлена китайскими компаниями. Часть из них поставляют в РФ не только треонин, но и лизин — это, например, Langfang Meihua Bio-Technology, Ningxia Eppen и др. Есть и те, кто специализируется на поставках треонина, например Golden Gain Inc. (трейдер), Neimenggu Fufeng и т.д.

Возможно, производители из других стран хотели бы посоревноваться за российского потребителя, однако зачастую проигрывают в цене. Единственная компания, которой удается успешно конкурировать с Китаем, это немецкая компания Evonik, которая стабильно ввозит треонин со своих производств — Evonik Agroferm Zrt (Венгрия) и Evonik Industries AG (Германия). Доля Evonik в импорте треонина составляет около 5%; остальной треонин ввозится из Китая.

Текущая ёмкость российского рынка треонина оценивается в 15–17 тыс. тонн ежегодно.

Цены на треонин начали ощутимо расти ещё в III квартале 2014 г., что объясняется рядом причин. Во-первых, крупные китайские производители снижали объемы производства в расчёте на восстановление изначальной прибыльности производства треонина. Часть производителей сместила акцент с треонина на более прибыльные продукты. В начале осени появились слухи о слиянии двух крупных китайских производителей треонина. Всё это привело к снижению предложения и росту цен на треонин. Если весной в ЕС можно было купить треонин по 1,7 евро/кг, то к концу лета цена сдвинулась к 1,75–1,95 евро/кг, при этом западные производители держали ценовую планку на уровне 1,85–1,95 евро/кг. Четвертый квартал начался с цены 2,1–2,15 евро/кг (что примерно соответствует 103–106 руб./кг — это без пошлины и НДС).

Кстати, судя по неофициальной пока информации, Белгородская область решила стать лидером не только в производстве лизина. Следующим после запуска завода по производству сульфата лизина должен стать завод по производству треонина, который, вероятнее всего, войдёт в тот же самый производственный кластер.

Что ж, это стало бы неплохим вкладом в стратегию импортозамещения, которая, похоже, прямо на наших глазах превращается в новую национальную идею, способную наконец-то объединить россиян.


Автор:  К. Бурдаева

Возврат к списку


Материалы по теме:




 



Создание и продвижение сайтов - ПродвигаеФФ.ру