Актуальные интервью

Повышение эффективности и конкурентоспособности — вопрос выживаемости предприятий 03.08.2023

Повышение эффективности и конкурентоспособности — вопрос выживаемости предприятий

Интервью с генеральным директором Национального союза свиноводов (НСС) Юрием Ковалевым


- Юрий Иванович, несколько лет назад, в июне 2018 года, на десятом, юбилейном годовом собрании вы сформулировали, что отечественные производители на 100% обеспечили нас мясом свиней. В 2020 году производство свинины подошло к риску пресыщения рынка, который прогнозировался и на 2022–2023 год. Между тем худшие сценарии не сбылись. Что этому способствовало?

- Упомянутый 2020 год как раз и стал первым примером, когда вызов перепроизводства свинины стал перед отраслью в полный рост.

При этом общий объем выработки нашей продукции в 2020 году составил почти 4,3 млн тонн в убойном весе. Этим результатом Россия уверенно подтвердила свое место в ТОП-5 мировых производителей свинины, практически разделив 4–5-е место с Бразилией. Однако тогда уже на самообеспеченный рынок поступило 350 тыс. тонн избыточного мяса свиней. Благодаря практически обнуленному импорту (80 тыс. тонн) и росту экспорта (+100 тыс. тонн) освободилось место на внутреннем рынке для половины (180 тыс. тонн) от дополнительного прироста собственного производства (350 тыс. тонн). Дополнительный объем был поглощен ростом внутреннего спроса, обусловленного факторами, связанными с пандемией. В результате, несмотря на рекордный прирост производства, нам удалось сохранить средние оптовые цены в 2020 году на уровне 100 руб./кг живого веса с НДС.

В 2021-м, втором «ковидном» году, точно в соответствии с нашим прогнозом новые проекты обеспечили прирост более 250 тыс. тонн в живом весе (или +5%). Однако отрасль понесла огромные (в районе 200 тыс. тонн) потери, связанные с комплексом эпизоотических проблем, обрушившихся на отрасль с конца 2020-го и в течение всего 2021 года. Практически весь прирост вновь введенных предприятий был нивелирован убытками из-за этих эпизоотий. Такого в истории нашей отрасли еще не было никогда.

Таким образом, значительно возросший спрос 2020 года не смог быть удовлетворен. Рынок немедленно отреагировал на этот дисбаланс путем роста оптовых цен до их исторических максимумов — 150 тыс. руб. с НДС за тонну живой массы. Эта ситуация совместно с ростом цен на птицу стала напрямую влиять на и без того растущую инфляцию в стране. Соответственно это стало объектом пристального внимания со стороны правительства и могло привести ко многим нежелательным последствиям для производителей.

Со стороны Союза была проведена огромная работа с различными госструктурами, благодаря чему удалось избежать наиболее жестких мер по административному сдерживанию цен.

И уже в четвертом квартале 2021 года начался процесс активного восстановления приростов производства, цены снизились на 25–30% от летних максимумов. Как вы помните, рост затрат на зерно и валютозависимые компоненты привел к росту среднегодовой производственной себестоимости свинины в 2021 году до 80–85 руб./кг живого веса. Введение экспортных пошлин и ценовых демпферов на зерновые позволило удержать себестоимость продукции.

В 2022 году ситуация с огромной волатильностью цен на зерно на мировых рынках, скачками стоимости доллара США у нас в стране почти полностью нивелировалась этими работающими механизмами, а стабильная ценовая ситуация с внутренними ценами на зерно — главный фактор устойчивости животноводства.

- Расскажите, пожалуйста, об итогах 2022 года.

- В конце 2021 года нам казалось, что отрасль за 2020–2021 годы нашла достойные ответы на главные вызовы. Однако начало 2022 года преподнесло новые экономические и геополитические реалии. Возникшие в первой половине года разрывы логистических цепочек поставок генетики, кормовых добавок, ветпрепаратов и т.д. неминуемо должны были привести к существующему росту себестоимости. Параллельно на фоне снижения доходов населения возникла угроза падения потребления, а также сокращения экспорта из-за ковидных и логистических ограничений в Юго- Восточной Азии. Вкупе все эти факторы могли стать триггером обвала среднегодовых оптовых цен на 10–15% и усилить главный риск — перенасыщение рынка. При этом механизм разгрузки рынка за счет снижения импорта или роста экспорта, как это было в 2020 году, был уже невозможен. Единственным реалистичным решением мог стать только рост потребления. По итогам 2022 года потребление свинины выросло на 5,9% — до уровня 29,8 кг/чел. Отмечу, что последние годы неуклонно растет не только общее потребление свинины, но и ее доля в общей структуре потребляемого мяса. В прошлом году она достигла рекордных 38%, что стало наибольшим значением за последние 30 лет.
В  2022  году  производство  свинины  в индустриальном секторе в соответствии с нашими прогнозами выросло на 338 тыс. тонн в живом весе, или на 6,9%. С учетом падения в секторах ЛПХ и КФХ общее наращивание мощностей составило 5%.

 При этом «львиную долю» (76%) от всего дополнительного объема (360 тыс. тонн), совокупно наработанного свиноводами, обеспечивали предприятия из ТОП-20 индустриального свиноводства. Доля ТОП-3 наших крупнейших компаний составляет 26% возросшего объема. В то же время в развитом мясном секторе таких стран, как США, Бразилия, как правило, ТОП-3 компании контролируют минимум 50% производства. Последнее является ключевым преимуществом в глобальной конкуренции. Нам нужно конкурировать с мировыми гигантами. Поэтому и у нас тенденция укрупнения доли ведущих игроков безальтернативно продолжится в ближайшей перспективе.
 
- Вы обозначили наращивание экспорта как основной тренд развития. Какова динамика и основные направления экспорта в 2022 году?

- Для первой половины 2022-го характерно падение показателей внешних продаж более чем на 25%. К счастью, во второй половине года экспорт начал восстанавливаться, и по итогам года отставание составило всего 10%. При этом изменилась география продаж. Если в 2020–2021 годах доля стран ЮВА составляла 50%, то в 2022 году она снизилась до 25% за счет двухкратного обвала экспорта во Вьетнам и Гонконг, однако «спасательным кругом» для нашего экспорта стали страны ЕАЭС: удельный вес их закупок вырос с 20 до 60% от общего объема. Безусловным лидером как по темпам роста, так и по абсолютным объемам экспорта стала Беларусь, которая явилась главным направлением сбыта, и есть основания надеяться, что и в дальнейшем она будет оставаться одним из важнейших каналов продаж.


Несмотря на все трудности, в 2022 году впервые в истории объем экспорта мяса всех видов в 1,7 раз превысил объемы импорта. Страна стала абсолютным нетто-экспортером по мясу. В стоимостном выражении экспорт приблизился к 1,5 млрд USD. Импорт при этом составил чуть более 350 тыс. тонн (из которых свинина — только 20 тыс. тонн), а ведь еще 10–15 лет назад импорт превышал 3 млн тонн.



 - Как вы оцениваете предварительные итоги первого полугодия 2023 года?

- Оценочные данные о производстве свинины за первые 6 месяцев свидетельствуют, что хотя темпы приростов и несколько снизились, но продолжают оставаться высокими: +5% в СХП, или +138 тыс. тонн в живом весе. Причем 85% всех приростов приходится на ЦФО. Доля производства в секторах ЛПХ и КФК лишь незначительно превышает 5% от общего объема продукта отрасли. Сохранению маржинальности свиноводства во многом способствовала благоприятная конъюнктура цен на зерновые. При консервации текущей ситуации на зерновом рынке доходность свиноводства по EBITDA удержится на среднем за последние пять лет уровне в 20–25% от продажи. Под EBITDA здесь понимается разница между ценой и производственной себестоимостью. При данных условиях возможно снижение себестоимости до 75 руб./кг.
Экспорт играет все большую роль в стабилизации развития отрасли. Суммарные внешние поставки продукции свиноводства в первом полугодии 2023 года оценочно выросли на 40%. При удержании текущих тенденций экспорт продукции свиноводства в 2023 году может достичь рекордных 220–230 тыс. тонн (~500 млн USD), разгрузив внутренний рынок на 50–60 тыс. тонн. В первом полугодии 2023 года он укрепился более чем на 30 тыс. тонн и уже поглотил почти половину дополнительного прироста производства за этот период. Важным направлением торговли как по объемам, так и по стабильности остается Беларусь. Началось активное  восстановление экспорта во Вьетнам, поставки в который выросли почти в два раза.

- Поделитесь, пожалуйста, прогнозом основных индикаторов отрасли на перспективу до 2025 года.

- На среднесрочную перспективу до 2025 года наш Союз сформулировал три концептуальных базовых условия развития отрасли свиноводства.
В связи с достижением 100% самообеспеченности по свинине и продолжающимся ростом отечественного производства кратно возрастает внутренняя конкуренция. Как результат, оптовые цены на свиней будут планомерно снижаться или как минимум не расти в условиях инфляции в ближайшие годы. Время высокой маржи за счет высокой цены однозначно позади.
Дешевого зерна (дешевле 15 тыс. руб./тонну с НДС) больше не будет.
Переход от импортозамещения к экспорто-ориентированной стратегии отечественного свиноводства означает наступление нового периода прямой жесткой конкуренции с мировыми грандами в экспорте свинины не только на нашем защищенном внутреннем рынке (пошлина 25%), но прежде всего на рынках Юго-Восточной Азии.
Совокупное действие этих трех факторов придает дополнительный импульс в поисках мер по наращиванию эффективности и конкурентоспособности отрасли всеми имеющимися методами (генетика, корма, ветпрепараты, снижение затрат, масштабирование бизнеса и т.д.). И это уже не просто вопрос повышения прибыли. Это вопрос выживаемости компаний.


 Благодарим за исчерпывающую информацию.

Беседу вела В. Дубинская


Количество показов: 2084

Возврат к списку


Материалы по теме: