Обзоры и прогнозы

Развитие АПК: есть ли у государства перспективная стратегия ? 03.02.2014

Развитие АПК: есть ли у государства перспективная стратегия ?

Для того чтобы понять, есть ли у Российской Федерации перспективная стратегия развития сельского хозяйства, надо лишь на секундочку закрыть глаза и представить на карте ее огромную территорию, состоящую из совершенно разных природно-климатических зон, где исторически сложились различные способы ведения сельского хозяйства. Очень важно четко отделить желаемое от действительного, понять причины неудач и факторы успеха. Мой доклад будет отличаться по содержанию от докладов моих коллег и видения ситуации в сельском хозяйстве Минсельхозом РФ. При этом главная цель моего выступления заключается в объективном подходе с констатацией реальной ситуации.

Страна у нас большая. Там, где не было засух и природных катаклизмов, все в сельском хозяйстве очень даже неплохо. Особенно хорошо в регионах, близких к морским портам, благодаря тому, что в последние 4 года цены на российское зерно на мировом рынке высокие — на уровне от 9 до 12 тыс. руб./т. Поэтому ежегодно более 60% прибыли в зерновом производстве всей страны зарабатывают всего 3 региона: Кубань, Ростовская область и Ставропольский край. Также не стоит равнять всю Россию и с благоприятным Черноземьем, по которому нельзя судить о всей стране. Согласитесь — это очень малая часть России. А на большей части территории страны ситуация, мягко скажем, напряженная, т.к. из-за череды климатических катаклизмов, нарастающего диспаритета цен и закредитованности в Поволжском, Уральском и Сибирском округах уже началось массовое разрушение сельхозпроизводства. Увеличивается число банкротств и отток сельского населения. Необходимо отметить, что в одном лишь Приволжском федеральном округе сельское население за 5 лет сократилось на 10%, и вообще люди живут только там, где есть оплачиваемая работа.

Текущий год стал четвертым неблагоприятным годом за последние 5 лет на обширной территории, производящей более 40% зерна, молока и мяса РФ. Еще летом стало понятно, что в Поволжье и на большей территории Урала и Сибири будет неурожай, а осенние затяжные дожди загубили и снизили качество урожая даже в тех регионах, где летом все складывалось благополучно. Любой участник рынка знает, что из-за очень низкой внутренней потребности в зерне в РФ от высоких цен из-за неурожая и до обвала цен в урожайный год достаточно + 10 млн т зерна. И единственным спасением является экспорт и интервенционный выкуп излишков зерна государством.

Вообще наш внутренний рынок потребления зерна ужался до 48–49 млн т. При этом внутренний рынок распределяется следующим образом:

 1) 10 млн т потребляет население, в т.ч. хлеб, крупы, макароны и т.д.;

2) 9–9,5 млн т — потребности свиноводства;

3) 9 млн т — потребность в семенах;

4) 8 млн т — потребности молочного животноводства (+10,3 млн т — потенциал при импортозамещении молока и говядины);

 5) 5 млн т — потребности мясного птицеводства;

6) 4 млн т — выплаты за землю — потребление ЛПХ;

7) 2 млн т — потребности яичного птицеводства;

8) 1,5 млн т — потребности мясного направления крупного рогатого скота.

Отсутствие регулирования на рынке зерна приводит к тому, что за последние 5 лет цены дважды падали ниже 2 тыс. руб./т и дважды поднимались выше 10 тыс. руб./т, что лихорадит и животноводов, и растениеводов. Поэтому в нашей стране, обладающей огромными площадями пашни, Минсельхоз должен постоянно и объективно мониторить внутренние ресурсы и складывающиеся цены, управляя процессом ценообразования и оставляя цены комфортными как для потребителей, так и для производителей. Инструменты, необходимые для этого, в мире известны. То, что текущий год полон сюрпризов, мы убедимся очень скоро, а почему — я постараюсь объяснить, представив вам анализ ситуации по зерну, масличным и молоку.

Начнем с зерна. Как мы знаем, МСХ РФ уже отчиталось о достижении целевых показателей, заложенных в госпрограмме. По отчетам министерства, у нас снова рекордный намолот зерна — почти 96 млн т. Однако при отчетном намолоте 96 млн т зерна мы получили в стране только 58 млн т товарного зерна, в том числе сегодняшние рекордно низкие остатки — 35 млн т, из которых лишь 10 млн т лежит на элеваторах, 25 млн т числится в хозяйствах, в т.ч. семена, а 22 млн т текущего урожая уже израсходовано:

• 3,5 млн т использовано на семена под сев озимых,
• 8 млн т уже ушло на переработку: 2,5 млн — на муку, 3,5 млн — на комбикорма, 2 млн — на спирт, солод и т.д.,
• 2,5 млн т раздали за аренду земли владельцам долей,
• 1 млн т текущего урожая истрачено хозяйствами на фураж,
• 7 млн т зерна урожая 2013 года из 12,5 млн т нарастающим ушло на экспорт.

Таким образом, при намолоте 96 млн т мы произвели всего 58 млн т зерна текущего года, которое можно было потрогать.

Непонятно только одно — это непрофессионализм, подкрепленный недостоверной статистикой с мест, или простейший способ достижения показателей, заложенных в госпрограмме? Зачем нам отчетный валовой намолот 96 млн т при 58 млн т товарного зерна? Мы же искажаем реальную картину и ориентиры развития, в том числе занижаем в 1,6 раза отчетную себестоимость по сравнению с фактической.

Не хочу никого обвинять в приписках. Скажем так: в погоне за валом мы скатились до того, что товарность нашего урожая снизилась до 60%, чего еще никогда не было в истории нашей страны. Разве может быть в урожае 40% рефакции, т.е. превышения по влажности и мусору? Впервые за 20 лет мы в ноябре имеем в остатке на элеваторах всего 5,2 млн т своей продовольственной пшеницы и будем зависеть от поставок из Казахстана, как сегодня по молоку зависим от Белоруссии.

Но если из-за неурожая Китай выкупит в Казахстане всю пшеницу, что очень даже возможно, то, думаю, продовольственная пшеница 3 класса к весне в РФ подорожает до 10 тыс. руб./т. Процесс уже идет вовсю — 19-ю неделю подряд цена растет по 100–150 руб./т, подтверждая отсутствие излишков зерна и ошибки в прогнозах российского Минсельхоза.

Целая драма разыгрывается на рынке подсолнечника. Ориентируясь на данные Минсельхоза о рекордном урожае подсолнечника, закупочную цену МЭЗы, начав закупать по 12 тыс. руб./т, к ноябрю снизили до 9 тыс. руб./т, а цену на шрот, по сути являющийся отходом производства, уже задрали до 8 тыс. руб./т и обещают дальнейший рост цен! Налицо сговор переработчиков с целью снижения закупочных цен на маслосемена, а значит, снижение доходов крестьян. Виды на хороший урожай семечки действительно летом были, но уже в конце сентября из-за затяжных дождей стало ясно, что не весь урожай соберут, а в части собранного (причем с большими потерями) будет превышен показатель  кислотности. Судите сами: при отчетном намолоте (по данным Минсельхоза) около 10 млн т семечки на конец ноября, ее в наличии, т.е. товарной и реальной было всего 5,5 млн т, из которых 3 млн т было закуплено переработчиками, а 2,5 млн т числилось на складах хозяйств. Вот и выходит, что товарность урожая подсолнечника в текущем году не превысит 55%, а 45% от веса урожая — это рефакция, т.е. превышение по влажности и засоренности. Повторю: не менее четверти урожая имеет превышение по кислотности, а значит, нет никаких предпосылок для обвального снижения цен. Не менее трети урожая семечки у сельхозпроизводителей переработчики уже выкупили по цене от 4 до 8 тыс. руб./т, при точке безубыточности для МЭЗов 16 тыс. руб./т, при существующей цене на масло, жмых и шроты. Скорее всего, скоро мы увидим значительный рост цен на маслосемена. Цена уже растет еженедельно на 300 руб./т, подтверждая отсутствие излишков. В любом случае прогнозы о рекордном урожае не подтвердятся, и масла подсолнечного будет произведено меньше, чем в прошлом году, когда маслосемена закупали по 16–18 тыс. руб./т, т.е. в 2 раза дороже. Именно семечка спасла в 2012 , неурожайный год многие хозяйства страны, а в 2013 году те, кто вынужденно продал ее дешево, зафиксировали убытки. Поэтому, если наши МЭЗы не способны выкупать маслосемена дороже 12 тыс. руб./т, то необходимо срочно аннулировать запретительную 20%-ную пошлину на экспорт семечки. На мировом рынке аргентинская семечка стоит 15 тыс. руб./т, венгерская — 15,2 тыс. руб./т, французская — 17,8 тыс. руб./т, а у российских крестьян закупают от 5 тыс. руб./т.

Непонятно, почему министерство допускает двукратное обрушение закупочных цен, снижая и без того низкую доходность в сельском хозяйстве, действуя явно не в интересах сельхозпроизводителей. Подобное произошло с молоком в 2009 г., и мы до сих пор не можем разгрести те проблемы, которые были созданы в тот момент крупными переработчиками и теми, кто помогал это делать. Цена шрота 8 тыс. руб./т была бы допустимой, если у крестьян семечки закупали по 16–18 тыс. руб./т, как в прошлом году, но закупать маслосемена за 9, а отходы продавать за 8 тыс. руб./т — это грабеж и на входе и на выходе. Причем товарной семечки после подработки и сушки в 2013 году, скорее всего, будет не больше, чем в 2012.

Ну нет таких примеров в мире! Тем более, что в магазинах подсолнечное масло не дешевеет, а только дорожает, да и экспортные цены на него, кто бы что не говорил, провалились лишь на 20%, но не в 2 раза! А куда деваться нашим животноводам? Фуража недостаточно, протеин в дефиците! Будут шрот покупать дорого, значит, себестоимость возрастет у животноводов. Рост цен на яйца тому пример. Не в спекуляциях дело. За 2 года у нас разорились, не выдержав низких цен, десятки яичных птицефабрик. И не было своевременно никакой реакции Минсельхоза! Никакой регулирующей роли!

Вопрос: это стратегия Минсельхоза или безразличие к разрушительным процессам? Поэтому еще хуже ситуация в молочном животноводстве. Необходимо отдельно отметить то, что впервые за 20 постсоветских лет молочная отрасль страны в разных регионах оказалась в совершенно разных условиях. Сегодня те, кто пострадал от засухи 2009–2013 гг., и те регионы, которые от засухи не пострадали, живут как будто в разных странах. Если в 2009 г. все производители молока были в одинаково трудных условиях, то сегодня в разных регионах положение крестьян очень разное. В наиболее пострадавшем ПФО, производящем более трети молока и говядины страны, оказалась наибольшая закредитованность сельхозпроизводителей и были минимальные закупочные цены, поэтому без вмешательства государства и принятия отдельных экстренных мер в 2013–2014 гг. спасти большинство сельхозпроизводителей невозможно. Поголовье устойчиво сокращается, а ведь до прошлого года поголовье росло. Мы с коллегами заранее, год назад предупреждали о том, что начнутся проблемы и почему. Нас не послушали, а в результате в текущем году Росстат уже подтвердил падение производства молока за 9 мес. на 1,1 млн т, а участники рынка оценивают потери в 1,5 млн т, т.е. до 15–16% второй год подряд. Темпы падения выше, чем в 90-е, а уровень производства ниже уровня 2005 г. Поэтому сегодня мы имеем исторически высокие закупочные цены на молоко и дефицит молока из-за снижения производства. Не надо думать, что текущие цены способны быстро восстановить доход. Слишком сильно возросли цены в молочной отрасли. До сих пор остается глубоко убыточным производство говядины и выращивание молодняка. К сожалению, кризис в отрасли молочного животноводства обосновался надолго, т.к. ускоренно и массово выбывают старые мощности, а новые массово строить не начинают. Вообще уничтоженную корову эволюционным путем восстановить можно минимум за 6 лет.

Очевидно, что при таких подходах Госпрограмму выполнить будет невозможно. А как можно увеличить производство до 37 млн т, если в стране фактического молока осталось не более 18 млн т? Зачем нам эти отчеты о 32 млн т, если в переработку поступает лишь 45% молока от отчетного? Неужели только для того, чтобы по отчетам импортозависимость по молоку была не 40, а 22%? Но ведь это самообман! Продовольственную безопасность мы так не обеспечим! А для создания инвестиционной привлекательности надо навести порядок в статистике. До тех пор, пока департамент животноводства возглавляет сегодняшний руководитель, ситуация в животноводстве не улучшится. Все участники рынка знают, что этот человек намеренно разрушает молочное животноводство! Вместо решения проблем он собирается завалить страну сухим молоком. Как подтверждение, всего за 9 месяцев импорт молока возрос на 1,5 млн т, а год еще не закончился. К сожалению, министерство пока ничего не смогло сделать по расшивке закредитованности сельхозпроизводителей, создавшейся из-за диспаритета цен и череды природных катаклизмов. Я не согласен с точкой зрения министра, что у сельхозпроизводителей в стране всего 150 млрд руб. проблемных кредитов. Еще весной таких мы насчитывали 640 млрд руб., и их точно не убавилось. Здесь надо разбираться серьезно, анализировать, способны ли хозяйства своими силами справиться с закредитованностью. По мнению экспертов, сегодня нужно спасать более 40% хозяйств страны. Год назад сделать это было бы легче и дешевле, а через год может оказаться поздно. Для этого, с учетом ограниченности нашего бюджета, меры поддержки в нашей огромной стране необходимо сделать дифференцированными по отраслям и территориям в зависимости от удаленности рынков сбыта и природных рисков. Нельзя одинаково поддерживать благоприятную, успешную Кубань и разоренное чередой засух Поволжье... Непонятно, как мы собираемся достигнуть целевых показателей принятой Госпрограммы, если, имея отставание коэффициентов обновления зерноуборочных комбайнов в 2,7 раза, а тракторов в — 3 раза от целевых индикаторов Госпрограммы, Минсельхоз в текущем году отказался субсидировать инвестиционные кредиты на покупку сельхозтехники. Ни один трактор, ни один комбайн не были закуплены в этом году по субсидированным кредитам. Темпы обновления сегодня таковы, что, например, немецкий фермер обновляет свои трактора и комбайны 1 раз в 6–7 лет, а у нас — 1 раз в 25–30 лет!!! Как мы будем конкурировать в рамках ВТО? Нам уже пора думать о весенней посевной. Необходимо искать ресурсы заранее, чтобы не провалить весенний сев. Тем более что многие хозяйства восточнее Пензенской области ослаблены и сами не справятся, а закрома во многих регионах пустые! К сожалению, сегодня страна, способная кормить 1,2 млрд жителей планеты, импортирует до 40% продовольствия, хотя только импортозамещение позволяет нам создать более 5 млн рабочих мест, не считая огромный экспортный потенциал страны, который возможно регулировать только при наличии аграрной политики, а ее у нас просто-напросто нет. Считаю, что главной стратегией развития Министерство сельского хозяйства должно обозначить для себя рост доходности сельхозпроизводителей по всей стране и рост доходов сельских тружеников, а не рост валовых намолотов, надоев и т.д. за счет увеличения рефакции, т.е. бестоварных объемов.

По материалам сайта souzmoloko.ru


Количество показов: 6841
Автор:  "Ценовик" Февраль 2014, А. Хайруллин, президент СОЮЗМОЛОКО, доклад на конференции «Агрохолдинги России – 2013»

Возврат к списку


Материалы по теме: