Обзоры и прогнозы

Российский рынок кормов и кормовых добавок в I квартале 2022 года 09.06.2022

Российский рынок кормов и кормовых добавок в I квартале 2022 года

В структуре себестоимости продуктов животноводства весомую долю — порядка 70% — занимают корма. Эффективность животноводческого сектора, дальнейшие темпы роста отрасли во многом определяются качеством кормовых компонентов, их доступностью для отечественных сельхозпредприятий.


Производство кормов выросло на 7%

Отечественное животноводство продолжает наращивать объемы производства мяса, о чем свидетельствует рост показателей. Так, по данным аналитической компании Feedlot, в январе–марте 2022 г. в российских хозяйствах было произведено 2 млн 562 тыс. тонн мяса в убойном весе, что на 5,8%, или 141,5 тыс. тонн, больше, чем за аналогичный период 2021 г. При этом большую часть в общем объеме производства занимает мясо птицы — 47,9%, на свинину приходится 38,5%, на говядину — 12,5%, на баранину и козлятину — 1,1%.

Закономерно, что одновременно увеличивается и производство кормов для сельскохозяйственных животных. Подводя итоги I квартала 2022 г., аналитики Feedlot зафиксировали рост объемов выпуска кормов на 7% относительно аналогичного периода прошлого года (до 9,7 млн тонн).

Если говорить о видах основных готовых кормов и их составляющих, то в здесь весомую долю — 86% — занимают комбикорма (рис. 1), а премиксы — 1% общего объема производства.

Рис. 1. Структура производства готовых кормов для сельскохозяйственных животных, %

Структура производства готовых кормов для сельскохозяйственных животных


Характеризуя данные в региональном разрезе, необходимо отметить, что почти половину всего объема выпуска обеспечивает Центральный ФО — 4,1 млн тонн, или 42% (данные за I квартал текущего года). Далее следует Приволжский ФО — 2,0 млн тонн (21%), а замыкает тройку лидеров Сибирский ФО — 935,4 тыс. тонн (10%). Структура производства комбикормов по видам животных представлена на рис. 2.


Рис. 2. Структура производства комбикормов по видам животных в январе–марте 2022 г., %

Структура производства комбикормов по видам животных в январе–марте 2022 г., %


Скачок цен на комбикорма

За I квартал 2022 г. объем производства комбикормов увеличился на 9% в годовом исчислении и составил 8,3 млн тонн. Для крупного рогатого скота произвели 716,5 тыс. тонн комбикормов, что на 19% выше показателя предыдущего года. Производство комбикормов для свиней и сельскохозяйственной птицы за год увеличилось на 8% — до 3,5 млн тонн и 4 млн тонн соответственно.

При этом структура производства комбикормов практически идентична таковой при производстве мяса. По данным за I квартал 2022 г., наибольшую долю в общем объеме выпуска занимают комбикорма для сельскохозяйственной птицы (48%) и свиней (42%), на долю комбикормов для крупного рогатого скота приходится порядка 9%, другие виды комбикормов незначительны (1%).

В региональном разрезе большая часть комбикормов (64%) производится предприятиями Центрального и Приволжского ФО, за 3 месяца текущего года там выпустили 5,2 млн тонн. На долю СЗФО приходится около 9% производства, на долю СФО — 8%, ЮФО — 7%, УФО — 7%, СКФО — 4%, ДФО — 1%. При этом наибольший прирост производства показали предприятия Дальневосточного (+66%) и Северо-Кавказского (+36%) федеральных округов.

В последние годы стоимость комбикормов растет в геометрической прогрессии. Причина — в изменениях конъюнктуры рынка, что привело к существенному удорожанию основных компонентов комбикормовых смесей: пшеницы, ячменя, подсолнечного масла, кормовых дрожжей, подсолнечного и соевого шрота, кормового монокальцийфосфата и премиксов.

По данным Feedlot, за год комбикорма для крупного рогатого скота выросли в цене на 12%, для свиней — на 22%, для птицы — на 30%. А с начала 2019 г. рост стоимости комбикормов составил более 50% (рис. 3).

Рис. 3. Помесячная динамика средних цен производителей на комбикорма по видам животных в России в 2019–2022 гг., %




За год премиксы подорожали почти на 60%

За I квартал 2022 г. производство премиксов увеличилось на 11% в годовом исчислении и составило 127,3 тонны. В марте 2022 г. было произведено 47 тыс. тонн, что на 17% больше в месячном исчислении. В структуре производства наибольшую долю — 38% — занимают премиксы для птицы, на втором месте — премиксы для крупного рогатого скота (31%), премиксы для свиней занимают 20% в общем объеме производства.

С точки зрения распределения производства премиксов по регионам здесь также лидирует Центральный ФО — 60%, или 80,4 тыс. тонн, далее следует Южный ФО — 12%, или 15,5 тыс. тонн, а затем Приволжский ФО — 10%, или 12,7 тыс. тонн (данные за январь–март 2022 г.).

Показательно, что с 2021 г. фиксируется продолжительный рост цен на премиксы. Так, к марту 2022 г. средние расценки производителей достигли уровня 212 руб./кг, что на 6,1% выше, чем месяцем ранее, и на 58,3% выше, чем год назад.

В поквартальном разрезе также наблюдается устойчивый тренд к росту средних цен на премиксы. За январь–март 2022 г. они достигли отметки 198 руб./кг, что на 51% выше средних значений аналогичного периода 2021 г. и на 91% выше цен I квартала 2019 г. (до пандемии COVID-19).

По данным Feedlot, наиболее высокие расценки — у производителей ПФО: за год они выросли на 47% (I квартал текущего года к I кварталу предыдущего) и достигли 212 руб./кг. В ЦФО зафиксирован самый значительный рост цен — 82% относительно прошлого года, до 157 руб./кг. При этом расценки производителей ЮФО практически в 2,5 раза ниже цен в ЦФО.


Изменения в сегменте аминокислот

Аминокислоты — крупнейший сегмент рынка кормовых добавок, однако почти весь его объем занимает импортное сырье, поскольку в России практически отсутствует производство кормовых аминокислот, как и витаминов (за исключением некоторых предприятий, о которых скажем далее).

Метионин

Метионин

Как свидетельствуют данные Feedlot (рис. 4), в январе–марте 2022 г. импорт метионина снизился на 2% (до 9,3 тыс. тонн) относительно аналогичного периода прошлого года, а его стоимость выросла на 41%. В апреле его предлагали в среднем по 4,1 евро/кг, что на 10% ниже в месячном исчислении, но на 18% выше в годовом. В основном используется бельгийское сырье, но за год его доля сократилась на 5%, а цена выросла на 35%.

Рис. 4. Структура импорта метионина в Россию в I квартале 2022 г.

Структура импорта метионина в Россию в I квартале 2022 г


Метионин — одна из немногих аминокислот, которую производят в России; выпуском занимается АО «Волжский Оргсинтез» (Волгоградская обл.), обеспечивая около 25 тыс. тонн в год. Эксперты отрасли полагают, что с учетом емкости рынка (импортируется около 32 тыс. тонн метионина в год) и возможностей производства в нашей стране (меркаптансодержащее сырье в Прикаспийском регионе) реально обеспечить выпуск данной аминокислоты в промышленных масштабах, что удовлетворит внутренний спрос, а в будущем — и экспортный.



Треонин. По мере роста производства кормов для животноводческой отрасли увеличивается и объем потребления всех кормовых ингредиентов. В I квартале 2022 г. в Россию ввезли треонина на 29% больше, чем за рассматриваемый период прошлого года. Отечественные производители кормов используют только китайское сырье. За год его стоимость существенно возросла (на 55%). В апреле 2022 г. треонин предлагался в среднем на 3,8 евро за 1 кг, что на 4% меньше, чем в марте 2022 г., но на 70% больше, чем в апреле 2021 г. При этом в Китае за год эта аминокислота подешевела на 17%.

Лизин. Почти на 65% уменьшился объем рынка импортного лизина моногидрохлорида, что, вероятнее всего, обусловлено ростом цен на данный кормовой компонент (за год он подорожал более чем на 50%). Сырье в основном используется китайского происхождения, при этом лизин в Китае подорожал не так значительно — на 11% в годовом исчислении, но его доставка в Россию выросла в цене в несколько раз.

Увеличился объем рынка импортного лизина сульфата 70% (в 2,5 раза в годовом исчислении), большей частью это сырье китайского производства, за год он подорожал на 102%. Это еще одна аминокислота, выпуск которой налажен в нашей стране: порядка 60 тыс. тонн в год производит «Завод Премиксов № 1» и еще 30 тыс. тонн — АО «АминоСиб». Но эти два предприятия не могут в полном объеме удовлетворить внутренний спрос, и поэтому сейчас надежды возлагаются на ранее заявленные инвестиционные проекты. Так, планировался выпуск различных форм лизина в Ростовской и Саратовской областях, Краснодарском крае: возможно, эти производства смогут заместить годовой объем импорта лизина (порядка 43 тыс. тонн).

Триптофан. Объем рынка триптофана в России увеличился на 111% относительно января–марта предыдущего года. Преимущественно это сырье из Китая и Кореи (их доля возросла в 4 и 8 раз соответственно), доля индонезийского триптофана упала на 16%. В стоимостном разрезе также отмечается рост: китайский триптофан подорожал на 15%, корейский — на 12%.

Валин. По итогам I квартала 2022 г. в 5 раз вырос объем рынка валина. Отечественные производители кормов используют только китайское сырье, которое подорожало за год на 7% в Китае, на 16% — в России и на 44% — в ЕС.

Бетаин. В 3 раза относительно того же периода предыдущего года увеличился объем рынка бетаина. Сырье используют преимущественно из Китая — 93%, еще 7% рынка приходится на европейский бетаин. В годовом исчислении его стоимость выросла в среднем в 3 раза.


Как меняется рынок витаминов

Витамин А. Объем рынка импортного витамина А 1000 в России сократился — на 71% относительно аналогичного периода прошлого года. Сырье в основном используется производства Германии и Швейцарии (рис. 5). 

Рис. 5. Структура импорта витамина А (1000) в Россию в I квартале 2022 г.

Структура импорта витамина А (1000) в Россию в I квартале 2022 г.


Его стоимость снизилась на 3% в годовом исчислении.

Необходимо отметить, что долгое время с начала 1990-х в нашей стране отсутствовало собственное производство кормовых витаминов, что и привело к импортозависимости от сырья, поставляемого из Китая и ЕС. Но ситуация начала меняться, и сегодня на российском рынке действует группа компаний «Арника» — крупный импортер и поставщик кормовых добавок. 

Представители компании утверждают, что они являются первым российским производителем кормовых витаминов и прежде всего витамина А.   Производственные   мощности   завода «Кормбиосинтез» (Приморский край) вполне могут обеспечить потребности российского рынка в ключевых витаминах: H (биотин 2%) — на 100%, D3 (500) — на 100%, А (1000) — 30 тонн/мес., B4 (холин хлорид 50%) — 500 тонн/мес.

Витамин D3. По итогам I квартала 2022 г. объем рынка импортного витамина D3 также снизился — на 34%. На российский рынок продолжает поступать индийское и французское сырье, за год его стоимость уменьшилась на 20%.

Витамин В4. Сократился и объем рынка импортного холин хлорида (витамин В4) — на 22%, но цены выросли более чем на 130%. Сырье используется также преимущественно китайское.

Биотин. Объем рынка биотина 2% (витамин H) за год упал на 75%, средняя стоимость выросла на 40% относительно января–марта 2021 г. Российские производители кормов применяют сырье немецкого, бельгийского и голландского происхождения.

Витамин Е. Снижение демонстрирует и витамин Е 50% (на 10%), хотя закупочные цены за год выросли на 38%. Доля сырья из Швейцарии увеличилась на 69%, из Китая и Германии снизилась соответственно на 18% и 45%.

Витамин K3. Рынок импортного витамина K3 в России неустойчив. К нам ввозят незначительные объемы китайского сырья, поскольку этот витамин выпускают у нас в Оренбургской области, на предприятии ООО «Новохром».

Витамин В3. Объем рынка импортного витамина В3 увеличился на 3% относительно того же периода прошлого года. Средние цены в России выросли на 8%, если сравнивать их с 2021 г., и в среднем составляют 9 евро/кг; сырье в основном индийского производства (51%).

Витамин В12. Возрос и объем рынка витамина В12: за год рост составил 170%. Сырье большей частью китайского происхождения (75%), его стоимость в России увеличилась на 16% до 32 евро/кг, а в Китае — на 5% до 18 евро/кг.

Страны — поставщики кормовых добавок

Чтобы оценить необходимый российскому рынку объем кормовых добавок, стоит ориентироваться на показатели импорта стран-поставщиков. Это позволит сделать выводы о том, поставки каких аминокислот и витаминов могут прекратиться, и в каком сегменте в первую очередь потребуется импортозамещение. 

Китай является основным поставщиком биологически активных веществ. За первый квартал 2022 г. было импортировано 31,1 тыс. тонн данной продукции (рис. 6).

 Рис. 6. Структура ввоза из Китая в Россию биологически активных веществ в I квартале 2022 г


Евросоюз занимает второе место по ввозу витаминов и аминокислот (рис. 7). За три месяца текущего года было ввезено 8 тыс. тонн кормовых добавок. При этом объемы импорта разнятся. Так, из Бельгии в январе–марте 2022 г. поступило 6,4 тыс. тонн метионина (–5,3% в годовом исчислении), 83,5 тонны витамина Е 50, 12 тонн и 21 тонна биотина и витамина В4.

Рис. 7. Структура ввоза из ЕС в Россию биологически активных веществ в I квартале 2022 г

Структура ввоза из ЕС в Россию биологически активных веществ в I квартале 2022 г

Объем импорта метионина из Франции в январе– марте 2022 г. снизился на 41% относительно того же периода предыдущего года (264 тонны). Поставки витамина А 1000 упали на 91,2% в годовом исчислении — до 9 тонн. Объем  импорта витамина  D3, напротив, увеличился на 54,3% за год и достиг 14,5 тонны. Поставки витамина В9 и витамина В12 увеличились на 90% — до 8,4 тонны и 7 тонн соответственно.

Поставки бетаина из Германии за I квартал 2022 г. составили 20 тонн. За тот же период снизился импорт витамина А 1000 — на 30,7% (до 57,1 тонны), а также витамина Е 50 — на 18% (до 251,5 тонны). Биотин (3 тонны) поставлялся только в январе 2022 г.

Импорт витамина В2 в I квартале 2022 г. вырос в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года (до 24,5 тонны).

Витамина В4 ввезли 64,5 тонны (что выше объемов за тот же период годичной давности на 70%), витамина В5 импортировали 8 тонн, витамина В9 — 1 тонну.

По итогам I квартала в Россию было ввезено 120 тонн бетаина производства Финляндии, 20 тонн витамина Е 50 и 1,5 тонны биотина из Нидерландов, 0,13 тонны витамина Е 50 из Дании и 652,4 тонны витамина В4 из Италии.

Другие страны-импортеры. Из стран Запада на российский рынок также поставляются кормовые добавки из Великобритании и Швейцарии. Так, в I квартале 2022 г. объем импорта витамина В5 составил 10 тонн, витамина А 1000 — 35,4 тонны, витамина D3 — 4 тонны, витамина Е 50 — 315,1 тонны, витамина В3 — 91,1 тонны.

Из Японии в тот же период ввезли 880,6 тонны метионина, что ниже аналогичного периода 2021 г. на 46,3%, из Сингапура — 800 тонн. Импорт триптофана из Индонезии составил 224 тонны, что ниже объемов прошлого года на 16%, поставки лизина моногидрохлорида увеличились в 5,6 раз в годичном исчислении — до 563,9 тонны, лизина сульфата ввезли 20 тонн.

Из Республики Корея импортировали 129 тонн триптофана, что в 9 раза выше показателя предыдущего года за аналогичный период, а витамина В2 — 21,6 тонны (–26,4%). Объем импорта лизина моногидрохлорида из Бразилии снизился на 65% в годовом исчислении — до 1,6 тыс. тонн. Еще один поставщик кормовых добавок — Индия, из этой страны за первые три месяца ввезли 20 тонн витамина D3 и 205 тонн витамина В3.

Принимая во  внимание геополитические риски и возрастающее санкционное давление, в краткосрочной перспективе российским импортерам нужно выстраивать торговые связи с лояльными странами — поставщиками кормовых ингредиентов. Стратегически крайне важно обеспечить реализацию проектов по собственному производству кормовых компонентов — от этого будет зависеть эффективность всего животноводческого сектора России, продовольственная безопасность нашей страны.


Количество показов: 1355
Автор:  Компания Feedlot / Feedlot Company

Возврат к списку


Материалы по теме: